Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник пользователя Святой а р с е н и й . > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — четверг, 16 августа 2018 г.
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
МИФОЛОГИЯ МЕКСИКИ Льюис Спенс ::: Мифы инков и майя камышинка2 03:07:27
Религия древних мексиканцев представляла собой политеизм, или поклонение пантеону богов, который в общем виде был схож с греческим и египетским. Однако местные влияния были сильны, и они особенно заметны в обычае ритуального каннибализма и человеческого жертвоприношения. Необычное сходство с практикой, характерной для христианства, было обнаружено в мифологии ацтеков испанскими конкистадорами,

Камень Солнца
Ацтеки, или астеки — индейский народ в центральной Мексике. Численность современных науа, как ещё называют ацтеков, - свыше 1,5 млн человек. Цивилизация ацтеков (XIV—XVI века) обладала богатой мифологией и культурным наследием. Столицей империи ацтеков был город Теночтитлан, расположенный на озере Тескоко, там, где сейчас располагается город Мехико.
На народном языке ацтеков науатль слово «ацтек» означает буквально «некто из Ацтлана», мифического места, расположенного где-то на севере. Современное использование слова «ацтеки» как термина, объединяющего народы, связанные торговлей, обычаями, религией и языком, было предложено Александром фон Гумбольдтом и мексиканскими учеными XIX века как средство отличать современных им мексиканцев от коренного индейского населения.

Сами ацтеки называли себя «мешика», или «теночка» и «тлальтелолька» — в зависимости от города происхождения (Теночтитлан, Тлателолько). Что касается происхождения слова «мешика» (аст. mxihcah, от которого происходит слово «Мексика»), то высказываются весьма различные версии его этимологии: слово «Солнце» в языке науатль, имя вождя ацтеков Мешитли (Мекситли, Мекштли), тип водоросли, произрастающей в озере Тескоко. Самый известный переводчик с языка науатль, Мигель Леон-Портилья (исп. Miguel Len-Portilla), утверждает, что это слово означает «середина луны» — от слов metztli (Мекстли, Мецтли, Мештли, Метчтли — Луна) и xictli (середина). Самоназвание «теночки», возможно, происходит от имени Теноча — ещё одного легендарного правителя.

Испанцы — романский народ, населяющий большую часть Пиренейского полуострова. Являются потомками иберо-римлян, включивших германский (вестготы и свевы) и арабо-мавританский (мавры) элементы. Говорят на испанском (кастильском), арагонском, и астурийском языках. Численность испанцев в мире составляет около 47 млн чел. В самой Испании — более 38 млн чел. Остальные живут в странах Западной Европы, в Америке, Африке.
В XVIII—ХІХ веках в России слово «испанец» часто произносилось как «гишпанец».
Потомки испанцев также представлены среди сотен миллионов человек в испаноязычных нациях Латинской Америки, а также на Филиппинах.

Конкистадор (архаизм конквистадор, исп. conquistador — завоеватель) — в период конца XV — XVI веков испанский или португальский завоеватель территорий Нового Света в эпоху колонизации Америки, участник конкисты — завоевания Америки. Лидеры конкистадоров-перво­проходцев именовались аделантадо. По мнению мексиканского историка Хосе Дурана «Вполне понятно, что конкисту совершили немногие тысячи воинов, их было, может, тысяч десять», а аргентинский историк Руджьери Романо оценивает численность конкистадоров максимум в 4-5 тысяч человек
Как правило, конкистадорами являлись обедневшие испанские рыцари (то есть идальго и кабальеро). Основными факторами, послужившими их появлению, современная историческая наука называет следующие: окончание Реконкисты, политические и экономические устремления испанской короны (в поздний период Конкисты), объединение дворянства и, главное, открытие новых земель, требовавших освоения.

Немаловажную роль сыграло то, что вдали от Европы испанец становился свободным как от королевской власти (например, ситуация с выплатами в пользу короны в начале XVI в.), так и от церковной.

Одной из их целей был поиск и захват новых земель и богатств в неизвестном мире. Конкистадорами было предпринято достаточно большое количество экспедиций и походов на территории Нового Света. Финансирование велось в основном на свои собственные средства кабальерос практически без поддержки, а зачастую и вопреки желаниям испанского королевского двора.
Коренным и основным преимуществом было наличие закованной в броню рыцарской кавалерии и огнестрельного оружия, что позволяло конкистадорам проводить успешные атаки на индейские поселения, причём местное население испытывало панический страх при виде лошадей и всадников, считая последних вообще единым целым существом. Завоевательные походы испанских конкистадоров включали кампании в Гватемале, Перу, Тауантинсуйу, Колумбии, Чили, Гондурасе и на побережье Тихого океана.
К числу наиболее известных предводителей конкистадоров относят Эрнана Кортеса (Мексика), Франсиско Эрнандеса де Кордова (побережье Юкатана), Франсиско де Монтехо (Юкатан в целом), Хуана де Грихальву (Мексика), Франсиско Писарро (Тауантинсуйу), Диего де Альмагро (Панамский перешеек, Перу и Чили), Васко Нуньеса де Бальбоа (Тихоокеанское побережье Южной Америки), Франсиско де Орельяна (бассейн Амазонки), Диего Веласкеса де Куэльяра (Куба), Педро де Вальдивию (Чили), Педро Альварадо (Центральная Америка), Гонсало Хименеса де Кесаду (Колумбия), Эрнандо де Сото (Миссисипи).

Тецкатлипока в роли Вестника Смерти
Тецкатлипока был гораздо больше, чем просто олицетворение ветра, и если его считали богом, дающим жизнь, то у него также была власть и уничтожать ее. На самом деле он иногда оказывается безжалостным посланцем смерти, и в таком качестве его величали Нецауальпилли (Голодный вождь) и Яоцин (Враг).

Тецкатлипоку обычно изображали с дротиком в правой руке, вложенным в atlatl (копьеметалка), с зеркальным щитом и четырьмя дополнительными дротиками в левой руке. Щит — это символ его судебной власти над человечеством как поборника справедливости среди людей.

Ацтеки изображали Тецкатлипоку мчащимся по дорогам в поисках людей, на которых можно обрушить свой гнев, подобно ночному ветру, который несется по пустынным дорогам более стремительно, чем днем. И действительно, одно из его имен Йоалли Ээкатль означает «Ночной ветер». Вдоль дорог специально для него расставляли каменные скамьи, своей формой напоминающие те, которые делались для сановников мексиканских городов, чтобы на них он мог отдохнуть после своих стремительных путешествий. Эти скамьи были скрыты зелеными ветвями, под которыми должен был прятаться бог в ожидании своих жертв. Но если один из схваченных им людей побеждал его в борьбе, то он мог просить все, что захочет, и быть уверенным, что божество исполнит свое обещание незамедлительно.

Считалось, что Тецкатлипока привел народ науа, а особенно народ Тецкоко, из северных краев в долину Мехико. Но он не был просто местным божком Тецкоко, его культ широко распространялся по всей стране. Высокое положение в мексиканском пантеоне завоевало ему особое почитание как бога судьбы и удачи. Место в качестве главы пантеона науа дало ему много черт, которые были изначально чужды его характеру. Страх и желание возвеличить своего богапокровителя будет побуждать приверженцев культа этого могущественного бога наделять его любыми или всеми качествами, так что нет ничего удивительного в том, что Тецкатлипока превратился в нагромождение всевозможных свойств, человеческих или божественных, когда мы вспоминаем о главенствующем положении, которое он занимал в мексиканской мифологии. Каста его жрецов значительно превосходила в могуществе, в широте и активности своей пропаганды жрецов других мексиканских божеств. Ей приписывают изобретение многих цивилизованных обычаев, и совершенно ясно, что жрецам почти удалось сделать его культ всеобщим, как это уже было показано. Другим богам поклонялись с какойнибудь особой целью, но поклонение Тецкатлипоке считалось обязательным и в какойто степени гарантией от уничтожения вселенной, той катастрофы, которая, как верили науа, может произойти при его содействии. Он был известен как Моненеке (Требующий молитв), а на некоторых его изображениях видно золотое ухо, выглядывающее из его волос, к которому тянутся вверх маленькие золотые язычки, обращающиеся к нему с молитвой. Во времена общенациональной опасности, мора или голода все обращались с молитвами к Тецкатлипоке. Главы общин направлялись к его teocalli (хрампирамида) в сопровождении толпы народа, и все вместе искренне молились о его скорейшем вмешательстве. Дошедшие до наших дней молитвы, обращенные к Тецкатлипоке, доказывают, что древние мексиканцы безоглядно верили в то, что он обладает властью даровать жизнь и смерть; и многие из них сформулированы в самых жалобных выражениях.

Праздник Теотлеко
Главенствующее положение, которое занимал Тецкатлипока в религии мексиканцев, хорошо иллюстрирует праздник Теотлеко (Пришествие богов), который полностью описан Саагуном в рассказах о мексиканских праздниках. Другой особенностью, связанной с его культом, было то, что он являлся одним из немногих мексиканских богов, которые имели отношение к искуплению грехов. Науа изображали грех в виде экскрементов, и в различных манускриптах Тецкатлипоку изображают в виде индюка, которому приносят жертвоприношение нечистотами.

О празднике Теотлеко Саагун пишет: «Когда наступал двенадцатый месяц, проводили праздник в честь всех богов, которые, как говорили, ушли в какуюто страну, местонахождение которой мне неизвестно. В последний день месяца проводили еще более пышный праздник, потому что боги возвратились. На пятнадцатый день этого месяца мальчики и служители украшали все алтари или молельни богов ветками, а также те алтари, которые находились в домах, и изображения богов, стоящие на обочинах дорог и на перекрестках. За эту работу они получали плату кукурузой. Некоторые получали полные корзины, а другие — всего лишь несколько початков. На восемнадцатый день появлялся вечно молодой бог Тламацинкатль, или Титлакауан. Говорили, что он хороший ходок и всегда приходит первым, потому что силен и молод. В ту же ночь в его храме ему делались жертвоприношения пищей. Все пили, ели и веселились. Старики особенно праздновали приход этого бога и пили вино; утверждают, что этими возлияниями ему омывали ноги. Последний день месяца был отмечен большим праздником, потому что все верили, что в это время возвращаются все боги. В предшествующую ночь на коврике замешивали тесто, так как считалось, что в знак своего возвращения боги оставят на нем отпечаток ступни. Главный служитель всю ночь следил, расхаживая взадвперед, появится ли отпечаток. Когда он, наконец, видел его, он кричал: „Хозяин пришел!“ — и тут же храмовые жрецы начинали трубить в рожки, трубы и другие музыкальные инструменты. Услышав эти звуки, все принимались делать жертвоприношения пищей во всех храмах». На следующий день должны были прибыть пожилые боги, и молодые люди, переодетые в чудовищ, швыряли жертв в огромный жертвенный костер.

Праздник Тошкатль
Самым замечательным праздником, связанным с Тецкатлипокой, был Тошкатль, проводившийся в пятом месяце. В день этого праздника убивали юношу, которого в течение целого года тщательно готовили к роли жертвы.

Его выбирали из числа лучших военнопленных этого года, и у него на теле не должно было быть ни одного изъяна или пятнышка. Он присваивал имя, одеяние и атрибуты самого Тецкатлипоки, и все население относилось к нему с благоговейным страхом, так как он считался представителем этого божества на земле. Днем он отдыхал и осмеливался выходить на улицу только ночью, вооруженный дротиком и щитом бога, чтобы рыскать по дорогам. Это, конечно, символизировало перемещения богаветра по ночным магистралям. У него также был свисток, как у бога, и с его помощью он устраивал такой шум, какой производит таинственный ночной ветер, когда летит по улицам. К его рукам и ногам были привязаны небольшие колокольчики. За ним следовала вереница слуг, а через определенные промежутки времени он отдыхал на каменных скамьях, которые ставили у дорог для удобства Тецкатлипоки. В течение этого года его сочетали браком с четырьмя прекрасными девушками высокого происхождения, с которыми он проводил время во всевозможных развлечениях. Его угощали на застольях знати как земного представителя Тецкатлипоки, а его последние дни представляли собой один бесконечный круг праздников и развлечений. Наконец, наступал роковой день, когда его должны были принести в жертву. По достижении вершины жертву принимал верховный жрец, который быстро воссоединял ее с богом, им изображаемым, вырывая на жертвенном камне из груди его сердце.


В американской мифологии змея тесно связана с птицей. Так, имя бога Кецалькоатля можно перевести как «Пернатый змей», и можно привести еще много похожих случаев, когда образ птицы был объединен с образом змеи. Уицилопочтли, без сомнения, один из них. Мы можем рассматривать его как бога, первоначальная идея которого возникла из образа змеи, символа военной мудрости и мощи, символа воинского дротика или копья, и колибри, вестника лета, того времени года, когда бог змей или молний властвует над урожаем.

Уицилопочтли обычно изображали с развевающимся плюмажем из перьев колибри на голове. Его лицо, руки и ноги были раскрашены голубыми полосами, а в правой руке он нес четыре дротика. В левой руке у него был щит, на котором имелось пять пучков перьев, расположенных в шахматном порядке. Щит был сделан из тростника, покрытого орлиными перьями. Копье, которым он размахивал, также имело наконечник в виде пучка перьев вместо кремня. Такое оружие давали в руки тем, кто, став пленниками, участвовали в сражении перед жертвоприношением, так как, по разумению ацтеков, Уицилопочтли символизировал смерть воина на камне после гладиаторского боя. Как уже говорилось, Уицилопочтли был богом войны у ацтеков, и считалось, что он привел их на место будущего Мехико с их родины на севере. Город Мехико получил название от одного из своих районов, который носил одно из имен Уицилопочтли — Мешитли (Заяц из алоэ).



Главный праздник в честь Уицилопочтли был Тошкатль, который проводился сразу же после праздника Тошкатль Тецкатлипоки. Они были очень похожи. Праздники в честь Уицилопочтли проводились в мае и декабре, когда главный жрец пронзал стрелой его изображение, сделанное из теста, замешанного на крови принесенных в жертву детей, — акт, означавший смерть Уицилопочтли до той поры, пока он не воскреснет в следующем году.

Странно, но когда вспоминают об абсолютном главенстве Тецкатлипоки, то главным жрецом среди мексиканских жрецов считают главного жреца Уицилопочтли, мешикатля теоуацина. Жрецы Уицилопочтли занимали свою должность по праву происхождения, и их глава требовал абсолютного повиновения от жрецов всех других богов и считался вторым по могуществу и власти после самого монарха.

Тлалок, бог дождя
Тлалок был богом дождя и влаги. В такой стране, как Мексика, где богатство или скудость урожая полностью зависит от количества дождей, он был, как это легко предположить, очень важным божеством. Считалось, что его дом находится в горах, окружающих долину Мехико, так как они были источником местных дождей, а популярность подтверждается тем, что его скульптурные изображения встречаются чаще, чем изображения какихлибо других мексиканских богов. Обычно он изображается в полулежащем положении с приподнятой на локтях верхней частью туловища и полусогнутыми коленями, вероятно, для того, чтобы изобразить гористый характер местности, откуда идет дождь. Он был супругом Чалчиуитликуэ (Изумрудной госпожи), которая родила ему многочисленное потомство Тлалоков (Облаков). Многие изображающие его фигуры были вырезаны из зеленого камня под названием чалчиуитль (жадеит), чтобы показать цвет воды, а некоторые из них изображают его держащим золотую змею, олицетворяющую молнию, так как богов воды часто отождествляют с грохотом, который висит над горами и сопровождает сильный дождь. Тлалок, как и его прототип, бог народа киче Уракан, проявлял себя в трех видах: во вспышке молнии, в ударе молнии и в громе. И хотя его изображение всегда было повернуто лицом на восток, откуда, как полагали, он был родом, ему поклонялись как богу, обитающему во всех сторонах света, на каждой горной вершине. Когда задували несущие дождь ветры, цвета четырех сторон света на компасе: желтый, зеленый, красный и голубой — входили в цветовую гамму его наряда, которую также пересекали серебряные прожилки, изображавшие горные потоки. Перед его идолом обычно ставили сосуд, наполненный зерном всех видов, что должно было символизировать произрастание, которое, как все надеялись, принесет плоды. Он обитал в водяном раю под названием Тлалокан (Страна Тлалока), где царило изобилие плодов, где в вечном блаженстве жили утопленники, те, кого ударила молния, а также умершие от водянки. Те простолюдины, которые умерли другой смертью, шли в темное обиталище Миктлана, всепожирающего темного Властелина Смерти.

В местных рукописях Тлалока обычно рисуют с темным цветом кожи, большими круглыми глазами, рядом клыков и с угловатой голубой полоской над губами, загибающейся книзу и закручивающейся вверх на концах. Эта последняя деталь, вероятно, развилась из первоначального сплетения двух змей, чьи пасти с длинными клыками в верхней челюсти сходились у середины верхней губы. Помимо того что змея является символом молнии в мифологиях многих американских народов, она также символизирует и воду, олицетворением которой являются ее волнообразные движения.

Ежегодно в жертву Тлалоку приносили много детей и девушек. Если дети плакали, это считалось счастливым знаком дождливого сезона. Главным его праздником был Эцалькуалицтли (Когда едят пищу из бобов), который проводили приблизительно 13 мая, так как гдето к этому времени обычно уже начинался сезон дождей. Другой праздник в его честь, Куауитлеуа, начинал мексиканский год 2 февраля. Во время первого праздника жрецы Тлалока ныряли в озеро, подражая звукам и движениям лягушек, которые, как водные обитатели, были под особой защитой этого бога. Его жену, Чалчиутликуэ, часто изображали в виде небольшой лягушки.

Жертвоприношения Тлалоку
В определенных местах в горах, где Тлалоку посвящались искусственно созданные водоемы, совершались человеческие жертвоприношения. В их окрестностях располагались кладбища, и приношения богу хоронили рядом с местом погребения тел жертв, убитых в его честь. Его статуя стояла на самой высокой горе в Тецкоко, и один древний автор упоминает, что ежегодно в различных местах ему в жертву приносили пятерых или шестерых детей; у них вырывали из груди сердца, а останки хоронили. Горы Попокатепетль и Теокуинани считались его особыми резиденциями, и на вершине последней был построен храм, в котором стояло его изображение, вырезанное из зеленого камня.

Индейцы науа верили, что постоянное производство пищи и дождя вызывало у богов, чьим долгом было делать это, истощение. Это они пытались предотвратить, боясь, что если им не удастся сделать это, то боги умрут. Так, они предоставляли им время для отдыха и восстановления сил, а раз в восемь лет проводили праздник под названием Атамалькуалицтли (пост, когда едят кашу и пьют воду), во время которого каждый индеец науа возвращался на некоторое время к первобытной жизни. Одетые в костюмы, изображающие разнообразных представителей животного мира и птиц, и подражая звукам, издаваемым теми созданиями, которых они олицетворяли, люди плясали вокруг teocalli Тлалока с целью отвлечь и развлечь его после трудов по созданию плодоносящих дождей за последние восемь лет. Озеро заполняли водяными змеями и лягушками, и в него ныряли люди, чтобы поймать ртом рептилий и съесть их живьем. Единственной пищей, приготовленной из зерна, которую можно было принимать во время этого периода отдыха, была жидкая кукурузная каша на воде.

Случись какомунибудь более зажиточному крестьянину или мелкому землевладельцу решить, что для его урожая необходим дождь, или случись ему опасаться засухи, он шел к одному из профессионалов по изготовлению идолов из теста и просил сделать ему идол Тлалока. Такому идолу делались приношения в виде маисовой каши и пульке. Всю ночь крестьянин вместе со своими соседями плясал, крича и завывая, вокруг этой фигурки, чтобы пробудить Тлалока от его дремы, несущей засуху. Следующий день проводили, поглощая пульке в огромных количествах и предаваясь весьма необходимому после напряжения предыдущей ночи отдыху.
Позавчера — среда, 15 августа 2018 г.
3 день Menerili 17:17:29
Снова пора писать сюда
Утром меня вновь встретил отвес в ~ 1 кг
Сегодня днём довольно сильно хотелось есть. Но я держалась. Слабости и.т.д не было.
И держусь. Меня сейчас и весь вечер соблазняют чипсами и пивом.
А я терпеливо пью чай.

Завтрак. Рис, сандвич с овощами и полезным хлебом. (да-да, хлеб, I love you).
Кефир x 2 кружки.
Обед. Кофе с небольшим кол-вом 10-ти процентных сливок.
Ужин. Чай. С лимоном. Одна кружка

Уyy, странный набор напитков. Типо мешанина, ага... Но мне нормально.

Стоит добавить, что я каждое утро за минут 20-30 до завтрака выпиваю довольно большую кружку воды с лимоном.

Сейчас немного чувствую слабость. А ещё такое чувство, что я будто не помню что я ела, чувство, будто я ела больше. Хотя это не так, если постараться, то я помню, что ела, а что нет. Крч мозг плохо соображает. Я даже хотела сразу писать как только поем что я ела, чтобы не забыть.

Хочется спать ~

Zzz...Zzz...



показать предыдущие комментарии (2)
19:33:30 Mетеора
Чего :-D­ Не спалось, то есть? :-D­ Непонятное объяснение! Мяса от аэробики нарастить невозможно, поскольку это невозможно :-D­ Кажется, кто-то тут просто отлынивает от движухи, самым наиленивейшим образом причём! По мне дак эт хорошо наоборот вовсе: чем меньше дружбы с...
еще...

Не сралась.
Чего :-D­ Не спалось, то есть? :-D­

Почему уже объяснила под записью о первом дне.
Непонятное объяснение! Мяса от аэробики нарастить невозможно, поскольку это невозможно :-D­ Кажется, кто-то тут просто отлынивает от движухи, самым наиленивейшим образом причём!

звучит будто от слова дно и кажется, что я неправильно написала
По мне дак эт хорошо наоборот вовсе: чем меньше дружбы с логикой, тем жизнь цветней и интересней! Самоистязушки ради веселушки :-)­

кукуха едет
И шуршит валенком, да!
23:29:27 Menerili
Не свалюсь >.< Т9 А привык он так исправлять,т.к..моя­ подруга всё время ссорится (срется) со своей девушкой. И я всё время её спрашиваю: " Ты опять с ней сралась?" или что-то в этом духе
23:35:02 Menerili
Не отлыниваю я. У меня проблемы со здоровьем и не могу я усердно заниматься, да ещё и при таком малом количестве еды, я сразу в обморок брякнусь И да, мне не нравятся мышцы на моем теле!!! Не хочу их. Просто не люблю такое. И я стесняюсь при ком либо эти упражнения делать. А я не одна живу...
еще...
Не отлыниваю я. У меня проблемы со здоровьем и не могу я усердно заниматься, да ещё и при таком малом количестве еды, я сразу в обморок брякнусь

И да, мне не нравятся мышцы на моем теле!!! Не хочу их.
Просто не люблю такое.

И я стесняюсь при ком либо эти упражнения делать. А я не одна живу...

Мне не сложно, даже изнурять себя тренировками и падать в обморок (было-бы, проходили). Просто не моё. Мне лучше поголадать.
23:36:21 Menerili
Да-да, ты можешь подумать, что это всё оправдашки. Ну, правда, для меня это веские причины.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
в 17 лет серьезность не к лицу... ARINArom 05:37:03
 
­­

В 17 лет серьёзность не к лицу,
И как-то вечером оставьте свои полные бокалы,
И шумные кафе и свет слепящих люстр
Под липами пора гулять настала.

Июньскими ночами так дышится легко
И всё вокруг безумно так красиво.
Гул города доносится, ведь он недалеко
Приносит ветер запах виноградников и пива.

Июнь, 17 лет, и кругом голова,
Шампанское туманит ваши речи..
И вы мечтаете, и на губах у вас
Горячий поцелуй, как бабочка трепещет.

В плену робинзонад душа томится
И тут, под фонарем, напротив вас
Одна мадемуазель садится
И для себя решив, что вы наивны,
Она отводит взгляд от вас картинно,
Чтобы потом уйти...
А на губах у вас не распустившись, вянет каватина.
Она над вашими сонетами хохочет,
Друзья вас бросили, вам плохо одному.
Она письмом вас осчастливить хочет...

В тот вечер вы в кафе, где свет слепящих люстр,
И перед вами полные бокалы.
В 17 лет серьёзность не к лицу -
Под липами пора гулять настала...
Атмора камышинка2 04:53:29
Атмора (ориг. Atmora; альдм. Древний Лес), также Альтмора, — материк к северу от Тамриэля, сейчас покинутый, а в древности населённый людьми.

География Править
В «Песнях возвращения», повествующих об Исграморе и его Соратниках, Атмора постоянно упоминается с эпитетом «зелёная» или «вечнозёленая». Но описания этой земли, которую покидало местное население, со временем радикально меняются, рисуя картину постепенно умирающей земли, сковываемой льдами. Нынешние экспедиции в Атмору находят почти безжизненное царство вечной зимы, где нет никаких признаков человеческого присутствия. Без сомнения, все те, кто не смог спастись бегством в Тамриэль, погибли много веков назад из-за всё ухудшающегося климата. По всей видимости, Атмора и до наступления ледников была не самым гостеприимным местом. Ранние недийские народы, пришедшие с Атморы, были охотниками, не имевшими никакого понятия о сельском хозяйстве.
Из этого можно сделать вывод, что климат континента был слишком холоден для возделывания земель. Тем не менее, Атмора была достаточно густо населена — сохранились даже упоминания городов. Примером этого может стать Йолкурфик, город на южном побережье. Можно сделать вывод, что когда-то на Атморе было достаточно тепло для поддержания жизни большого населения, но медленное похолодание со временем вызвало нехватку ресурсов и миграцию на юг. Длилось это постепенное похолодание довольно долго, пока не закончилось ледниковым периодом.
«В Меретическую Эру, когда Исграмор впервые ступил на землю Тамриэля, его люди принесли с собой веру, почитавшую богов-животных. Ряд учёных полагают, что эти первобытные люди на самом деле почитали известных нам божеств, лишь в форме тотемных животных. Они обожествляли ястреба, змею, мотылька, сову, кита, медведя, волка, лису и дракона. Время от времени эти каменные тотемы, ныне сломанные, попадаются в самых отдалённых уголках Скайрима».

Даже на самых старых барельефах в Скайриме изображение бога в виде тотемного животного всегда дублируется антропоморфным изображением того же бога.
Примечание: неизвестно, является ли это нововведением, появившимся на Тамриэле, или такое двойственное изображение богов — традиция атморцев. Ведь есть и возможность того, что на Атморе поклонялись богам лишь в форме животных, совершенно не антропоморфным.
«Главным среди всех животных был дракон… Драконы охотно приняли на себя роль людских богов-королей. В конце концов, не были ли они созданы по образу самого Акатоша? Не превосходили ли они во всех отношениях толпы маленьких мягкотелых существ, которые им поклонялись? Для драконов власть равнялась правде. У них была власть, а значит правда на их стороне. Драконы предоставили драконьим жрецам небольшую часть своей власти в обмен на абсолютное повиновение. Драконьи жрецы, в свою очередь, правили людьми наравне с королями. Драконам, разумеется, не было дела до того, чтобы собственно править».Особенный интерес представляет следующий отрывок: «На древнем языке нордов его (дракона) называли „дра-гкон“. Иногда также употреблялся термин „дов-ра“, но из какого он языка и какова его этимология — неизвестно. Никому не было дозволено произносить эти имена, кроме драконьих жрецов».

Становится понятно, что на Атморе всё-таки существовала письменность, но это была не письменность нордского языка, а письменность другого языка — языка драконов. Это был тайный язык, доступный лишь для жрецов и предназначавшийся для священных целей. Исграмор же был создателем письменности «для мирян». Исследование и переводы многочисленных надписей на языке драконов можно найти в работе Хелы Трижды Искусной «Драконий язык: больше не миф».

В своей работе Бьорик также упоминает «великие храмы», воздвигавшиеся Культом драконов. В этом контексте необходимо упомянуть Лабиринтиан. Когда-то эти мрачные, зловещие руины служили храмом, в котором поклонялись драконам. Постепенно вокруг храма образовался большой город, названный Бромьунар. Некоторые исследователи полагают, что Бромьунар был столицей Скайрима во времена наивысшего расцвета Культа драконов. До нас дошло слишком мало записей той эпохи, чтобы подтвердить или опровергнуть это утверждение, но точно известно, что верховные жрецы Культа собирались в Лабиринтиане, чтобы обсудить ключевые вопросы правления. Однако с упадком Культа драконов Бромьунар был заброшен.
В Бромьунаре «сохранился» алтарь девяти из верховных жрецов Культа драконов. Можно только гадать, повторяла ли организация Культа драконов атморские образцы, или возникла уже в Скайриме.
В легендах можно найти несколько свидетельств о том, что когда-то Атмора была населена и альдмерами. Так, альтмерская легенда «Сердце мира» (изложенная в «Мономифе») повествует о том, что «Ауриэль не может спасти Альтмору, Древний Лес, и тот захватывают люди».
Брат Михаэль Каркуксор в своей работе «Разновидности веры в Империи» относит начало почитания нордами Оркея, заимствованного бога, к «временам владычества альдмеров в Атморе». Тем не менее, свидетельств настолько мало, что практически ничего нельзя сказать об атморских мерах.
Надо отметить, что норды не считают себя коренными жителями Атморы. В первом издании «Путеводителя» сообщается, что по нордским легендам, люди были созданы на Тамриэле, в Скайриме, на Глотке Мира. Это же подтверждается и археологическими находками, свидетельствующими о том, что люди уже жили в Тамриэле к моменту возвращения атморцев.
Тем не менее, приход людей на Атмору произошёл, судя по всему, ещё в Эру Рассвета. Были ли уничтожены меры Атморы сразу и полностью, или две расы сосуществовали какое-то время — неизвестно.Атморанс­кий Культ Дракона не прижился на Тамриэле. Вновь обратимся к Торхалу Бьорику:

«В Атморе, откуда пришёл Исграмор со своими людьми, драконьи жрецы собирали дань, устанавливали законы и определяли устои жизни, благодаря чему между драконами и людьми сохранялся мир. В Тамриэле они стали куда менее милостивы. Неизвестно, что стало причиной — властолюбивый драконий жрец, кто-то из драконов, или же ряд слабых королей. Как бы там ни было, драконьи жрецы стали править железной рукой, низведя остальное население практически до уровня рабов.

Когда народ поднялся на восстание, драконьи жрецы ответили репрессиями. Когда же драконьи жрецы уже не могли собирать дань и контролировать народные массы, драконы отреагировали быстро и жестоко. Так началась Война драконов.

Поначалу люди гибли тысячами. В древних текстах говорится, что несколько драконов встали на сторону людей. Неизвестно, почему они так поступили. Жрецы Девяти Божеств заявляют, что сам Акатош вмешался в происходящее. Эти драконы научили людей магии, с помощью которой те могли дать отпор в неравной схватке. Положение стало меняться, и драконы тоже стали погибать.

Война была долгой и кровопролитной. Драконьих жрецов свергли, а драконов массово уничтожали. Выжившие драконы пустились в бега и избрали жизнь изгоев вдали от людей».

Точную дату начала и конца Войны Драконов установить не представляется возможным. Тем не менее, сохранился документ, относящийся к 1Э 139–140, ко времени правления короля Харальда. Это дневник Скорма Снежного Странника. Стоит процитировать запись от 27-ого дня месяца Заката солнца, 1Э 139: «Звучит невероятно, но похоже, что мы натолкнулись на крупное убежище адептов Драконьего Культа, которые считались истреблёнными в ходе Драконьей войны». Это значит, что Драконья война к тому времени уже закончилась.

Вернёмся к «Войне драконов» Бьорика: «Сам же Культ драконов приспособился и выжил. Адепты построили драконьи курганы, в которых захоронили останки погибших в ходе войны драконов. Согласно их верованиям, придёт день, когда драконы поднимутся вновь и вознаградят верных». И выше ещё одна цитата: «Многие из них [(храмов Драконьего культа)] дошли до наших времён как древние руины, населённые драуграми и неупокоенными драконьими жрецами».

Судьба Культа драконов подробно описана в работе Бернадетты Бантьен из Коллегии Винтерхолда «Среди драугров».

Атморский тотемный культ сменился Культом драконов во главе с Драконом (Алдуином), а тот — имперским культом Восьми. Распространение Алессианской доктрины в IV веке способствует трансформации религии Скайрима в сторону Восьмибожия, сформулированного Алессией. Для нордов это означало исключение Шора из Восьми и возвращение поклонения Дракону — на этот раз Акатошу. Алессианские реформы не были приняты в Скайриме: разразилась война Престолонаследия. Если последний король до войны, Боргас, был алессианцем, то короли Кьорик Белый и Хоуг Мероубийца воюют с Алессианским Орденом. Тем не менее, семь общих богов из Восьмибожия сиродильского и скайримского обряда должны были всё больше походить друг на друга. Это неизбежное следствие развития торговли и других видов контакта народов двух стран. Впрочем, на первых порах были сильны традиционалистские настроения. После гибели Хоуга королём был избран Вулфхарт Атморский: «…первый указ нового правителя: Вулфхарт восстанавливал традиционный нордический пантеон. Эдикты объявлялись вне закона, их жрецы приговаривались к казни, а храмы уничтожались. Тень короля Боргаса была предана забвению. За свою фанатичность король Вулфхарт был назван Языком Шора, а также Исмиром, Драконом Севера»



вторник, 14 августа 2018 г.
((((( decem 18:40:39
нахера я прочитала три книги пелевина
нахерааааааа
понедельник, 13 августа 2018 г.
осталось четыре дня DEERgara 11:49:44
Мужик долго доёбывался до меня, что там египтяне пытались вложить в сраный папирус, который в приёмной висит.
У меня дома где-то похожий есть, но я нЕ ЗНАЮ.
Да мне и похер. Потому что, знаешь, в конце недели меня тоже затолкают в саркофаг, только вместо бинтов будут ЗАПРОСЫ и ОТВЕТЫ НА ЗАПРОСЫ.


Понятия не имею, кто такой Фирсов [ явно не один из этих ребят в википедии; и не улица ], но если завтра по нему что-то не выяснится, я, наверное, самолично достану его из-под земли и оттащу тем дамам из СК, потому что они заебали меня ежедневными звонками.
Пусть сам объясняет им, состоит он на диспансерном учёте или нет.


Я просто пришёл в бухгалтерию, а они там бутеры с огурцами и колбасой трескают.
А мои бутеры ещё с пятницы лежат нетронутые.
И Я НЕ ХОЧУ ИХ ТРОГАТЬ. Потому что я нервничаю так, что у меня все внутренние органы в морские узлы завязываются.

Ладно, не все. У меня дикий сушняк, но иногда я даже про чай забываю.


Ещё я наступил на гвоздь.
С каждый разом походы в бухгалтерию становятся всё опаснее и опаснее.


ПОЧЕМУ Я НЕ УСТАЛ ОБЪЯСНИ МНЕ ПОЧЕМУ Я НЕ УСТАЛ

Категории: NO
09:00:46 DEERgara
С этим разобрался, наконец-то. Следующий востребованный мудень - Налимов. Но про него спрашивает уже не девушка с милым голосом, а какой-то очень навязчивый и любопытный хер из ОП... 5, кажется? ОТОЙДИ ОТ МОЕГО СТОЛА НЕ ТРОГАЙ НИЧЕГО Я ОТКУШУ ТЕБЕ ОБЕ РУКИ
Каждый, кто когда-либо брал в руки... камышинка2 06:15:46
­­ ­­

Каждый, кто когда-либо брал в руки книгу по Северной мифологии, знает о конфликте между богами и великанами. Его часто изображают как бесконечную дуалистическую борьбу между силами добра и зла, порядка и хаоса, созидания и разрушения. Однако, как часто бывает с путями древних, суть дела значительно более сложна, чем её обычно видят...

Наши предшественники имели несколько терминов для расы гигантских существ. Трудно различить их по контексту, так как слова эти были практически взаимозаменяемыми. В наши дни для ясности Эдред Торссон (Edred Thorsson) структурировал терминологию таким образом:
- самые мудрые, могучие, исполненные магии названы ётунами (jtnar, единственное число jtunn, возможный перевод - «едоки»(?));
- огромные обитатели гор именуются великанами или рисами (rsar - «великаны»);
-неуправляемые, слабо наделённые сознанием силы природы – турсами;
-и слово «тролли» - (как это было в прежние времена) используется как обобщенное для всех несносных сверхъестественных существ.
Множество их упоминается коллективно как «родня ётунов» или «дети Имира», так как они все родились из тела двуполого пра-йотуна Имира ещё до того, как Водан и его братья Имира убили и создали из его тела мир.
Все, кажется, согласны, что род ётунов - в основном существа неукрощённой природы, и могут быть чрезвычайно опасны и/или разрушительны. Так как «Книга ритуалов Клана Ворона» (Raven Kindred Ritual Book) пишет, что «Ётуны - божества всех тех вещей, которые люди не могут контролировать. Ваны - боги растущих посевов, Ётуны - боги реки, которая затопляет и смывает прочь эти посевы, или торнадо, который уничтожают весь ваш дом. Поэтому они устрашают и поэтому мы полагаем, что они являются злыми.
Ётунам не поклоняются в современном Асатру, но есть некоторые свидетельства, что им приносили жертвы в древности. В этом случае, жертвы, вероятно, были скорее принесены «им», чем разделены «с ними», как это происходит в случае Ванов и Асов. Было бы неуместным принимать их как друзья и братьев таким же образом, каким мы принимаем наших Богов. Нельзя принять ураган или лесной пожар; поступать так - безумие. Тем не менее, мы должны также помнить, что хотя мы видим их деяния как зло, они, по сути, не злы. Шторм уничтожает посевы, но это также приносит очищение и возрождение. Мы, люди, являются только одним видом на этой планете, и, в конце концов, мы все и скоротечны, и не соответствуем естественной природе. Таков способ, которым действуют Ётуны, и не удивительно, что мы воспринимаем его как зло» .
Ётуны обитают в горах, на ледниках, вулканах, и во всех местах, которые слишком дики и опасны, чтобы там селились люди, так что тем; кто хочет увидеть Ётунхейм, воссозданный в реальности Мидгарда, достаточно лишь посмотреть на внутренние области Исландии, которые удерживают дети Имира. Там, где они живут, мы жить не можем, и наоборот. В обрядах изгнания различные представители племени ётунов также выделяются как специфические недобрые создания, подлежащие изгнанию.
Много воплощений сил космического разрушения так же отнесены к детям Имира: волки Сколь (Skll, Обман) и Хати (Hati, Ненависть) или Манагарм (Managarmr, Лунный Пёс), которые гонятся за Солнцем и Луной и проглотят их в Рагнарёкк - сыновья Ведьмы Железного Леса, которая, кажется, является Великой Матерью рода ётунов. Про волка Фенрира (Fenrir), сына Локи и Ангрбоды (Angrboa, Сулящая Горе), уже было сказано (прим. – см. раздел “Рагнарёк”). В конце времён некоторые представители ётунов, наиболее вероятно – дети Локи и гигант по имени Хрюм (Hrymr), будут сражаться против богов и богинь: Снорри сообщает нам, что все хримтурсы (инеистые великаны) явятся вместе с Хрюмом, но об этом не упоминается в поэтических источниках. В «Прорицании вёльвы» и «Речах Вафтруднира» племя ётунов в целом, кажется, играет небольшую роль. Мы знаем только, что Ётунхейм столь же встревожен, как и царства асов и двергов («Прорицание вёльвы», 48), и что тролльши мечутся, когда является Сурт (Surtr, Чёрный) и горы (их дома) рушатся (там же, 52). Главный источник разрушения во время Рагнарёка, и единственный повелитель противников богов, описанный в «Прорицании вёльвы» - Сурт и его огненные великаны – Муспили (Muspilli, в русскоязычной литературе термин не встречается), о которых пойдёт речь в конце данной главы.
Хотя племя ётунов представляет угрозу для людей и часто действует против богов и богинь, они не могут быть отвергнуты, как абсолютное зло. О многих невестах богов из рода ётунов уже шла речь в данной работе; мы помним, что отец Скади Тьяци (jazi) был представителем всего угрожающего в ётунах, да и она сама тоже – и ей же поклонялись как богине. Тонар – великий недруг ётунов, но одна из них является его возлюбленной, и так же Рыжебородый получал помощь от некоторых из них (см. «Скади, Герд, и другое невесты из ётунов»). Мимир (Mmir), советник и учитель Одина, был подобен ётунам, и нет ни одного из Асов, чьё происхождение нам известно, который не может претендовать на родство с этим племенем.
Отношения между богами и богинями и родом ётунов часто довольно неоднозначны: нередко боги приходят как гости в палаты ётунов, иногда даже с очевидно дружественными намерениями - хотя такие визиты обычно заканчиваются смертью великанов, как в финале «Речей Вафтруднира» и «Песни о Хюмире». Хотя Тонар иногда выглядит не слишком быстро соображающим, великий убийца ётунов должен был бы, несомненно, увидеть что-то чрезвычайно привлекательное в предложении Локи о «дружественном визите», когда отправился безоружным в палаты Гейррёда (Geirrr), если б было по-настоящему неслыханным богам и гигантам гостить друг у друга. Фактически, основным недостатком Тонара как гостя в чертогах ётунов (если ему непосредственно не бросают вызов), является его манера съедать по-великански всё в доме и вне его («Песнь о Хюмире», «Песнь о Трюме»). Тем не менее, пусть боги и богини и дети Имира не кажутся поклявшимися в вечной вражде и иногда удачно действуют вместе, всегда имеется значительная напряженность между ними – так же, как и между племенем ётунов и людьми: объяснение Тором причин, по которым он убивает великанов и великанш (рассматриваемое Д.Паксон ниже) указывает, что большинство детей Имира не может быть просто оставлено в покое - ради благополучного существования людей.
воскресенье, 12 августа 2018 г.
Наверняка вам попадались рецепты кофе Муми-Троллей, камышинка2 23:16:59
Наверняка вам попадались рецепты кофе Муми-Троллей, навевая приятные воспоминания о чудесных детских книжках. Я, будучи очень любознательным человеком, попробовала их все сварить и теперь делюсь впечатлениями вместе с рецептами. Рецепты копирую в чистом виде, как они предлагались.

"Кофе Снусмусрика"
Предупреждаю сразу — странный рецепт, где-то магический, по всему судя. Варится очень крепкий кофе, ложки 3, если две то с основательной горкой. На кофе еще до варки сыпется корица и мускатный орех. Корицы щедро, мускатного ореха чуть-чуть, но чтобы ощущался.
Пока кофе варится, нужно сделать следующее: взять сгущенку (не вареную), какао (тоже не вареное=) в пропорции 2 к 1. Мне хватило ложки сгущенки на пол-ложки какао. Но это все зависит от того, насколько сладкий кофе любит делающий. Можно и две на одну. Все это перетирается ложкой в однородно гадкого вида массу, чтобы без комочков. К тому моменту, когда масса достигнет гадкой однородности, как раз должен свариться кофе. Далее берется чашка (идеальная, разумеется)=) В нее выливается половина кофе из джезвы. Потом туда же вываливается полученная сгущенно-какаовая масса. Все это как следует перемешивается. Потом в чашку вливается оставшийся кофе.
По желанию можно всыпать туда же немного молотого миндаля. Странность кофе состоит в том, что все время, пока его пьешь, тебе кажется, что то ли в кофе, то ли в жизни чего-то не хватает. Если кофе закончился, а ощущение осталось, значит пора брать шляпу, губную гармошку и уходить.

Кофе да, необычный. Но ощущения, что чего-то не хватает, не возникло. Боялась, что дикое сочетание корицы, какао и сгущенки будет давать совсем уж экзотический вкус, но, наоборот, всё таким гармоничным и приятным показалось. Или я так удачно намешала?..

"Кофе Муми-мамы"
Этот кофе рекомендуется для утреннего употребления. Если точнее, для первого получаса после вылеза из-под любимого одеяла. Для повышения настроения.
Берется один ломтик лимона и две дольки апельсина. Если любите сладкое, можно апельсин заменить на мандарин. Сок из всех цитрусовых выдавливается в джезву. После этого в джезву насыпается кофе, две ложки (на этот раз без горки). Джезва оставляется в покое на две минуты, чтобы сок с кофе познакомились и поняли, что делать дальше. Через две минуты в джезву заливается вода, и вся композиция ставится на огонь и стоит там до полной готовности. Маленькая рекомендация - лучше не использовать ароматизированные сорта кофе, будет горчить. Кофе получается легкий-легкий, пить его нужно с очень маленькими пирожными в состав которых входит безе или птичье молоко.


"Кофе по-хатифнаттски"
В джезву наливается молоко с водой, в пропорции один к двум. Туда же выливается мед, тут по вкусу, мне где-то половины ложки хватало. Мед должен быть жидкий. Если засахарился, можно в ложку и над огнем чуть-чуть подержать. Потом две ложки кофе (с горкой, еще лучше - с холмиком). Сверху бросается щепотка корицы. Еще щепотку корицы можно бросить в огонь, на котором все это дело будет готовиться. Чтобы огонь знал, чего дальше делать. При варке лучше всего помешивать, а когда все это уже соберется убегать, еще щепотку корицы, чтобы успокоить.
После выпивания этого напитка жизнь становится особо прекрасна, и прочие мелкие, но приятные чудеса имеют место быть.


Я почувствовала прилив счастья, когда, спускаясь в «Nuestro» после долгого отсутствия, ощутила знакомый запах танго-клуба, смешанный с запахом свежего кофе.

Кофейные извращения
Вчера в кафе привела баристу в недоумение просьбой добавить в американо молотого перца. Хозяин - барин, бариста добавил, потом с любопытством спросил, накуа мне перец в кофе? А мне нравится так, бодрит. Он рассказал, что его отец кофе с солью пьет. Причем, не с щепоткой, а с целой ложкой! Ну, я в общем-то слышала, что вроде монголы чай или кофе с солью пьют примерно как мы с сахаром. Дело вкуса, как говорится.

Вообще я люблю издеваться над кофе и сыпать туда всякие специи в различных комбинациях, в частности: кардамон, корицу, мускатный орех, черный молотый перец, мед, апельсиновые корочки...
23:21:52 Зиллион
Эта информация была очень полезна, спасибо.
А я тут статьи пишу в вк. Зачем я... Дари. 18:48:51
А я тут статьи пишу в вк.
Зачем я здесь?
Да прост. Хочу рассказать, как мне пришла идея о феях.

https://m.vk.com/@h­ouse_of_autor-opisan­ie-ras-fei

Я давно думала, кем должны быть феи. Я знала, что они слуги богов, сгусток тумана, формирующееся в человекообразное существо. Это было придумано изначально.
Но какими я могла бы сделать фей?
И я поняла какими.

Слушая музон, я думала о том, что я ведь всё могу: наконец заняться спортом, а то спина уже кривая и холмик на ней, к тому же жизнь вермишельки не всегда есть хорошо; что я могу взять себя в руки и дописать начатые идеи, научиться рисовать, перебороть своё нежелание знакомиться с кем-то, гулять и наконец выйти из кожи вампира...
Но поняла, что я мешаю себе. Моя лень – моё вечное проклятье.

И я подумала: а феи же всесильны, кто же им мешает делать всё, что они хотят?

Тогда нашлась идея для статьи.

Феи в Трик очень могущественны. При желании они легко могут поднимать многотонные предметы, перебежать материк, переплыть океан за секунду... Но боги контролируют их, не дают им почувствовать себя всесильными. Оттого феи и забыли, как быть лучше всех. Из-за контроля богов и времени, уносящим знания в небытие.

***
Что ж, собираюсь в кисекае делать рыб-русалок, живущих в Трик. Их история, жизнь... Что я могу придумать такого о них, чтобы это было логично и оригинально? Хотя... Где можно найти логику в фентези? Она есть, но её бывает трудно понять.

Заодно поищу песню, чтоб ещё один видос в кисекае сделать.

И как у людей выходит делать там покадровую аниму, которая почти как настоящая анима?

Странные они какие-то.

Хочется: Спать
пятница, 10 августа 2018 г.
sunrise; принцесса шиповничек 21:37:59

cor cordium

­­
возможно, каждый август такой плохой только потому, что я не жду от него ничего хорошего. все хорошее забываю, но в календаре отмечаю каждый день,
когда все внутри на лоскуты рвалось. мне этой боли больше не надо, потому что она не дает мне вперед идти. смотрю назад и спотыкаюсь постоянно

я теперь хочу, чтобы у меня все хорошо было, буду все для этого делать. от всего, что сомневаться заставляло, отказалась, как бы сильно отпускать не хотелось
сейчас чувствую себя непонятно, но это лучше, чем на одном месте топтаться день изо дня. обещаю, что теперь все по-другому будет


Дневник пользователя Святой а р с е н и й . > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Канон?! Не, не слышали. (Глава 18.)
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх